Люди не устанут смотреть на звёзды, на огонь, на воду и на детей. Не прекратят ходить в театр, где всегда можно посмотреть на звёзд, ощутить огонь их сердец, получить глоток живой воды и почувствовать себя снова ребёнком, с головою окунувшись в чарующий мир игры. «Хотел бы я знать, - размышлял у Экзюпери Маленький принц, - зачем звёзды светятся. Наверно, затем, чтобы рано или поздно каждый мог снова отыскать свою…» На это вопрос Владимир Маяковский ответил коротко: «Если звёзды зажигают, значит, это кому-нибудь нужно!» Конечно, нужно. Даже необходимо. Театр драмы и комедии воспитал немало звёзд-актёров, ставших всенародными любимцами. Об одной маленькой, но яркой звёздочке нашего театра мне бы хотелось рассказать.
При разговоре о молодых дарованиях легко впасть в покровительственный тон или фамильярность. Вспоминается, как Маяковский после смерти Есенина гневно парировал: «Серёжа» - как литературный факт - не существует! Есть поэт Сергей Есенин, о таком и просим говорить!» Так что, там, где я буду говорить об актрисе, назову её полным именем.

Ольга Лукьяненко (знакомая зрителям по фильмам и сериалам «Любовь слепа», «Дедушка моей мечты», «Волчица», «Моя прекрасная семья», «Кадеты») справедливо считает: всё, что произошло в её жизни, связано с везением. Первое и главное везение – она родилась. Повезло, что поступила в театральный не сразу (хотя со всех сторон слышала, что у неё-то «все шансы!»), а только со второго захода. Повезло, что её мастером был Эдуард Маркович Митницкий. Повезло, что попала в театр, где получила второе рождение у режиссёра Алексея Лисовца, сыграв роль Джульетты.

Тут мне хотелось бы остановиться и вспомнить её появление в нашем театре: «Какое дитё!» – думал я, умилённо рассматривая лучистые глазки и личико рафаэлевского херувима или Маленького принца. Её первой профессиональной пробой была роль Зайца в сказке. После она признается, что никогда так не волновалась, как перед выходом на сцену в этой роли, - дрожали руки, тряслись коленки. Слишком велика была ответственность перед мастером, слишком велика боязнь подвести и не оправдать доверие. «Зайчишка», «Дитё» - стали её театральными именами. Все актёры с радостью и сразу приняли Олю в свои ряды. «Знаешь, - сказал я ей как-то после сказки, - если бы я ставил «Ромео и Джульетту», непременно пригласил бы тебя на главную роль!»

Она верит в Бога, считает, что её Ангел-Хранитель помогает ей. Нет ничего случайного в этом мире. Оля любит цитировать слова кого-то из великих мудрецов: «Случай – это псевдоним Бога, когда он не хочет подписываться своим именем». Со временем на все вопросы находятся ответы. Уж какая трагедия было для неё непоступление в первый год, уж как она плакала и вопрошала: «За что?» и «Чем я хуже?..» Надо просто верить в себя, в свои силы и талант. «По вере вашей и будет дадено вам…»

Когда Оля родилась, мама расплакалась: вместо носа у девочки было просто две дырочки!.. Да и потом маме было с ней нелегко: если чего-нибудь маленькой Оленьке хотелось, она устраивала истерики, плакала, кричала, пока не добивалась желаемого. После этого было полчаса тишины: малышка рассматривала приобретённое, раздевала, ломала… и всё начиналось заново.
Оля пошла в школу в шесть лет и в младших классах училась плохо: ей постоянно ставили «неудовлетворительно» по поведению за независимый характер, за постоянную игру в куклы на уроках, за то, что она могла просто встать и выйти из класса, если ей что-то не нравилось или надоело. С детства было плохо с математикой, но всегда любила стихи, пыталась писать сама. Знала наизусть «Муху-цокотуху», - благодаря бабушке, которая когда-то хотела стать актрисой…
Все девочки мечтают стать актрисами или балеринами. У Оли ничего подобного не было. Просто она – непосредственная, отзывчивая, вспыльчивая, добрая, - любила играть, переиграла всех девушек фильма «А зори здесь тихие». Особенно нравилась ей героиня Ольги Остроумовой и, подобно ей, маленькая Оля героически пела, стоя на диване «под выстрелами фашистов» и гордо падала на пол. Детская игра органично переросла в желание прожить не одну, а несколько жизней. А единственная профессия, где такое чудо возможно – актёрство. До института Оля не ходила по театрам, поступив, стала театральным завсегдатаем и поняла, в каком именно театре ей хотелось бы работать.

Она любит всё новое, что дарит судьба: начала сниматься ещё в институте - в ролике режиссёра Маслобойщикова о Киево-Могилянской академии. Там Ольга впервые в жизни стала на ходули и ощутила, как можно смотреть на землю с высоты (пусть маленькой, но всё же…). При съёмках фильма «Волчица» она отказалась от дублёров, и ей пришлось прыгать в холодный Днепр с идущего катера. Когда её вытащили, преподнесли стакан коньяка, - камера работала… пришлось выпить.
Есть поистине судьбоносные встречи: работу с режиссёром Алексеем Лисовцом над ролью Джульетты Ольга восприняла как дар Провидения. Она попала в чуткие руки не только мастера-режиссёра, но и прекрасного педагога. Именно в этой работе она состоялась как актриса.

Оля родилась Джульеттой: впервые влюбилась годика в три – в соседского мальчика. Кокетничала с ним изо всех сил. А в садике один мальчишка не давал ей прохода, дёргал за косички… кончилось тем, что у них завязался «роман» и, стоя на горке-жирафе, они «женились», а стоявшая внизу девочка торжественно объявляла их «мужем и женой». Но первое настоящее чувство пришло к ней лет в двенадцать, в Щорсе, где Оля отдыхала каждый год у родных. Впрочем, в этом маленьком городке все были родными: все прекрасно знали друг друга, в каждую дверь можно было постучаться и войти без предварительных переговоров о встрече. Детской компанией ходили воровать яблоки, клубнику. У открытых окон хлебозавода, придумав какую-то жалостливую историю, выпрашивали горячий хлеб и по-братски делили его на равные доли. А прохладными августовскими ночами считали падающие звёзды и загадывали желания…
Вспоминая Щорс, в спектакле «Наш городок» (по Торнторну Уайлдеру) Ольга совершенно очаровательно ввелась на роль Ребекки, младшей сестры Джорджа Гиббса. Взобравшись по лестнице поближе к звёздному небу, она говорит брату: «Я тебе никогда не рассказывала, какое письмо получила Джейн Крофат от исповедника, когда болела? На конверте был такой адрес – сначала как полагается: Джейн Крофат, ферма Крофатов, Гроверс Конер, округ Саттон, штат Нью Гэмпшир… Соединённые Штаты Америки, Западное полушарие, планета Земля, солнечная система, Вселенная, Мир Господень!» И столько потрясения от огромности подобной «прописки» было в глазах актрисы, что каждому зрителю захотелось обогреть и защитить это маленькое существо. А она, растерянно глядя в небо, добавляет: «А почтальон принёс письмо, как ни в чём не бывало…» Более ярко и просто сказать о конфликте «детского» и «взрослого» мира - нельзя. Это – её актёрская тема. Всё, что говорит со сцены Ольга Лукьяненко, она говорит не только от себя, но и от имени всех юных личностей, не согласных с несовершенством нашего мира. «Теперь мне хочется сыграть Кармен, тем более, что у меня в роду есть не только цыганская, но и испанская кровь!», - смеётся Ольга.

«У каждого человека свои звёзды, - говорил Маленький принц. – Одним – тем, кто странствует, - они указывают путь. Для других это просто маленькие огоньки. Для учёных они – как задача, которую надо решить. Для моего дельца они – золото. Но для всех этих людей звёзды немые. А у тебя будут совсем особенные звёзды. Ты посмотришь ночью на небо, а ведь там будет такая звезда, где я живу, где я смеюсь, - и ты услышишь, что все звёзды смеются. У тебя будут звёзды, которые умеют смеяться! И когда ты утешишься (в конце концов, всегда утешаешься), ты будешь рад, что знал меня когда-то…»